263
Опубликовано: 17.09.2021 09:00

Самое начало Великой Отечественной войны было немыслимым испытанием для каждого советского человека, а для жителей Ленинграда этот период был труден вдвойне. Помимо самого факта начала военных действий, город уже осенью оказался отрезанным от всей страны. До сих пор нет человека, которому не довелось бы хоть один раз слышать о 900-дневной осаде города на Неве.

«Смертное время»

За первые месяцы блокады от бомбардировок города и измождения погибло не меньше 500 000 ленинградцев. За всю блокаду, которая длилась на протяжении почти трех лет, общее число жертв насчитывает 700 - 800 миллионов погибших. Декабрь 1941 – май 1942 сами блокадники окрестили периодом «смертного времени». Именно тогда каждый ленинградец был свидетелем повсеместных случаев смерти: в своей парадной, на улицах города, идя в магазин, на службу или учебу. А также дома. Учитывая ту плотность населения каждой коммуналки, можно представить, сколько умерших соседей довелось видеть жильцам таких квартир.

Однако непрерывная тема смерти довольно быстро стала обыденностью. Так устроена психика человека – она подстраивается под любые, даже самые невыносимые условия, иначе люди гибли бы просто от нескончаемого стресса. То, что происходило тогда в городе, современного человека может повергнуть в ужас: уже в середине октября мертвые тела начали встречаться на улицах, а в разгар зимы, которая именно в тот год была аномально холодной, привычным делом стали сваленные в кучу покойники. Денег на похороны почти ни у кого не было, и попросту некому было заниматься погребением. Также не было рабочей силы, чтобы эти свалки убирать, поскольку тогда ежедневно гибли до 3 000 горожан. Неудивительно, что люди вскоре попросту перестали реагировать на смерть – она была повсюду. Издательства, которые из последних сил героически продолжали выпускать периодические газеты, писали о трагических происшествиях все более сдержанно, без эмоций, в стиле рутинной хроники.

Зимой 1942 года, когда коммунальные службы резко прекратили свою деятельность, трупы скапливались нередко в укромных местах, таких как подвалы домов, удаленные дворы-колодцы. Не редки были случаи, когда мертвые тела попросту хранили дома по нескольку недель, а то и гораздо больше. Об этом свидетельствуют многочисленные случайно обнаруженные уже в наши дни мумифицированные останки погибших блокадников, которые провели почти 80 лет то в нише квартиры, то в простенке. Покойных заворачивали в ткань и оставляли лежать на кровати или столе, пока не наступит лучшее время для похорон или хотя бы пока не появятся силы попросту вынести его на улицу.

Ближе к лету 1942 года смертность стремительно упала, службы города сумели адаптироваться к новой реальности и город начали очищать от скопления трупов.

Как гибли блокадники

Помимо голода и невыносимых холодов, большое количество людей гибло от бомб и артиллерийских обстрелов, которыми немцы беспощадно громили город каждый день. Однако число погибших от военных действий все же меньше, чем от дистрофии. Тем не менее, в дневниках ленинградцев нередко находили записи о том, что они больше предпочитали бы умереть от голода, нежели от полученных ранений. Но были и те, кто боялся, что скончается от потери сил. Измученные тотальным недоеданием и морозами, они панически боялись остановиться или упасть, поскольку уже точно подняться не хватит сил. Первое время прохожие старались помогать друг другу, доводили ослабленных до дома или просто до теплого места, однако со временем стало понятно, что это бессмысленная и опасная затея. Ведь, помогая полуживому человеку подняться, точно упадешь сам вместе с ним и скорее всего, так и погибнешь. А если все же удастся довести обессилевшего прохожего куда-нибудь, он там скорее всего, вскоре умрет. Поэтому люди перестали обращать внимание на слабеющих на улице граждан, понимая, что тем уже никак не помочь.

Как хоронили

С приходом смерти в блокадное время мучения прекращались только у покойного, а у его родственников они только прибавлялись. Восприятие темы смерти и принятых традиций настолько исказилось в тот период, что люди, видя умирающего родственника дома, не окружали его заботой и теплом, а с горечью раздумывали, где достать гроб и кого попросить о помощи в похоронах. Почти никто не брался помогать другому хоронить усопших, поскольку в «смертное время» процесс предания земле был крайне тяжелым.

Как говорилось выше, тела зачастую подолгу находились в жилом помещении, где продолжали спать, принимать пищу, жить его родственники. Поиски гроба и облачения могли занимать около месяца, но, все же многим удавалось хотя бы минимально соблюсти ритуальный обряд: находили траурные цветы, переодевали покойных, украшали гроб. Но гробы были в наличии лишь в самом начале осады. В ноябре гробов стало сильно не хватать и тогда умерших начали попросту оборачивать в любую материю – будь то скатерть или занавеска. Редким ленинградцам удавалось самостоятельно изготовить гроб из своей мебели, но позже почти вся мебель ушла на растопку, и эта практика скоро прекратилась.

Но и на поисках гроба сложности не заканчивались. Теперь его нужно было хотя бы доставить до кладбища. В осенние месяцы 1941 года, в самом начале блокады, еще была возможность доставить гроб до погоста на лошади или машине, однако, зимой ситуация была такова, что трупы вывозились на санях или попросту их оставляли во дворе.

Что происходило на кладбищах

То, как выглядели городские погосты в блокадное время, пугало даже привыкших к смерти ленинградцев. Зима 1941-1942 года была особенно безжалостной. Все деревянные постройки – кресты и ограды – были украдены, чтобы топить ими жилища. Окоченевшие тела в большом количестве лежали повсюду: на дорожках, у ворот, даже на дороге к кладбищу, поскольку не было сил дотащить их хотя бы до кладбищенской территории. Если кому и удавалось неимоверными усилиями доставить покойника к месту захоронения, копать могилу в промерзшей земле уже никак не представлялось возможным.

Весной городские службы начали хоронить в братских могилах: мыслям об индивидуальных захоронениях и светлой памяти о покойных не оставалось места, поскольку нужно было срочно расчищать город от трупов, пока не начались эпидемии.

Те, у кого еще оставалась возможность найти гроб или сделать его самостоятельно, тоже отказались от этой затеи, поскольку спрос на гробы был огромен и воры по ночам оскверняли свежие могилы. Они выкапывали гробы, освобождали их и уже утром продавали за баснословные деньги.

Как хоронили погибших ленинградцев во время блокады: актуальная информация

Ищете информацию по теме – «Как хоронили погибших ленинградцев во время блокады», но не можете найти исчерпывающий ответ? В данной статье мы постарались предоставить подробные данные касательно запроса «Как хоронили погибших ленинградцев во время блокады». Если, после прочтения материала, у вас остались вопросы, звоните по телефону круглосуточной линии: 8 (812) 500-35-77, либо получите консультацию онлайн.

Похожие материалы
https://spbgorritual.ru/religiya-i-traditsii/kak-khoronili-pogibshikh-leningradtsev-vo-vremya-blokady/
Как хоронили погибших ленинградцев во время блокады
Как хоронили погибших ленинградцев во время блокады
Как хоронили погибших ленинградцев во время блокады: Самое начало Великой Отечественной войны было немыслимым испытанием для каждого советского человека, а для жителей Ленинграда этот период был труден вдвойне. Помимо самого факта начала военных действий, город уже осенью оказался отрезанным от всей страны. До сих пор нет...
Как, хоронили, погибших, ленинградцев, во, время, блокады
Самое начало Великой Отечественной войны было немыслимым испытанием для каждого советского человека, а для жителей Ленинграда этот период был труден вдвойне. Помимо самого факта начала военных действий, город уже осенью оказался отрезанным от всей страны. До сих пор нет человека, которому не довелось бы хоть один раз слышать о 900-дневной осаде города на Неве. «Смертное время» За первые месяцы блокады от бомбардировок города и измождения погибло не меньше 500 000 ленинградцев. За всю блокаду, которая длилась на протяжении почти трех лет, общее число жертв насчитывает 700 - 800 миллионов погибших. Декабрь 1941 – май 1942 сами блокадники окрестили периодом «смертного времени». Именно тогда каждый ленинградец был свидетелем повсеместных случаев смерти: в своей парадной, на улицах города, идя в магазин, на службу или учебу. А также дома. Учитывая ту плотность населения каждой коммуналки, можно представить, сколько умерших соседей довелось видеть жильцам таких квартир. Однако непрерывная тема смерти довольно быстро стала обыденностью. Так устроена психика человека – она подстраивается под любые, даже самые невыносимые условия, иначе люди гибли бы просто от нескончаемого стресса. То, что происходило тогда в городе, современного человека может повергнуть в ужас: уже в середине октября мертвые тела начали встречаться на улицах, а в разгар зимы, которая именно в тот год была аномально холодной, привычным делом стали сваленные в кучу покойники. Денег на похороны почти ни у кого не было, и попросту некому было заниматься погребением. Также не было рабочей силы, чтобы эти свалки убирать, поскольку тогда ежедневно гибли до 3 000 горожан. Неудивительно, что люди вскоре попросту перестали реагировать на смерть – она была повсюду. Издательства, которые из последних сил героически продолжали выпускать периодические газеты, писали о трагических происшествиях все более сдержанно, без эмоций, в стиле рутинной хроники. Зимой 1942 года, когда коммунальные службы резко прекратили свою деятельность, трупы скапливались нередко в укромных местах, таких как подвалы домов, удаленные дворы-колодцы. Не редки были случаи, когда мертвые тела попросту хранили дома по нескольку недель, а то и гораздо больше. Об этом свидетельствуют многочисленные случайно обнаруженные уже в наши дни мумифицированные останки погибших блокадников, которые провели почти 80 лет то в нише квартиры, то в простенке. Покойных заворачивали в ткань и оставляли лежать на кровати или столе, пока не наступит лучшее время для похорон или хотя бы пока не появятся силы попросту вынести его на улицу. Ближе к лету 1942 года смертность стремительно упала, службы города сумели адаптироваться к новой реальности и город начали очищать от скопления трупов. Как гибли блокадники Помимо голода и невыносимых холодов, большое количество людей гибло от бомб и артиллерийских обстрелов, которыми немцы беспощадно громили город каждый день. Однако число погибших от военных действий все же меньше, чем от дистрофии. Тем не менее, в дневниках ленинградцев нередко находили записи о том, что они больше предпочитали бы умереть от голода, нежели от полученных ранений. Но были и те, кто боялся, что скончается от потери сил. Измученные тотальным недоеданием и морозами, они панически боялись остановиться или упасть, поскольку уже точно подняться не хватит сил. Первое время прохожие старались помогать друг другу, доводили ослабленных до дома или просто до теплого места, однако со временем стало понятно, что это бессмысленная и опасная затея. Ведь, помогая полуживому человеку подняться, точно упадешь сам вместе с ним и скорее всего, так и погибнешь. А если все же удастся довести обессилевшего прохожего куда-нибудь, он там скорее всего, вскоре умрет. Поэтому люди перестали обращать внимание на слабеющих на улице граждан, понимая, что тем уже никак не помочь. Как хоронили С приходом смерти в блокадное время мучения прекращались только у покойного, а у его родственников они только прибавлялись. Восприятие темы смерти и принятых традиций настолько исказилось в тот период, что люди, видя умирающего родственника дома, не окружали его заботой и теплом, а с горечью раздумывали, где достать гроб и кого попросить о помощи в похоронах. Почти никто не брался помогать другому хоронить усопших, поскольку в «смертное время» процесс предания земле был крайне тяжелым. Как говорилось выше, тела зачастую подолгу находились в жилом помещении, где продолжали спать, принимать пищу, жить его родственники. Поиски гроба и облачения могли занимать около месяца, но, все же многим удавалось хотя бы минимально соблюсти ритуальный обряд: находили траурные цветы, переодевали покойных, украшали гроб. Но гробы были в наличии лишь в самом начале осады. В ноябре гробов стало сильно не хватать и тогда умерших начали попросту оборачивать в любую материю – будь то скатерть или занавеска. Редким ленинградцам удавалось самостоятельно изготовить гроб из своей мебели, но позже почти вся мебель ушла на растопку, и эта практика скоро прекратилась. Но и на поисках гроба сложности не заканчивались. Теперь его нужно было хотя бы доставить до кладбища. В осенние месяцы 1941 года, в самом начале блокады, еще была возможность доставить гроб до погоста на лошади или машине, однако, зимой ситуация была такова, что трупы вывозились на санях или попросту их оставляли во дворе. Что происходило на кладбищах То, как выглядели городские погосты в блокадное время, пугало даже привыкших к смерти ленинградцев. Зима 1941-1942 года была особенно безжалостной. Все деревянные постройки – кресты и ограды – были украдены, чтобы топить ими жилища. Окоченевшие тела в большом количестве лежали повсюду: на дорожках, у ворот, даже на дороге к кладбищу, поскольку не было сил дотащить их хотя бы до кладбищенской территории. Если кому и удавалось неимоверными усилиями доставить покойника к месту захоронения, копать могилу в промерзшей земле уже никак не представлялось возможным. Весной городские службы начали хоронить в братских могилах: мыслям об индивидуальных захоронениях и светлой памяти о покойных не оставалось места, поскольку нужно было срочно расчищать город от трупов, пока не начались эпидемии. Те, у кого еще оставалась возможность найти гроб или сделать его самостоятельно, тоже отказались от этой затеи, поскольку спрос на гробы был огромен и воры по ночам оскверняли свежие могилы. Они выкапывали гробы, освобождали их и уже утром продавали за баснословные деньги.
2021-09-17T09:00:00+03:00
2021-09-17T09:09:00+03:00
2021
ru-RU
Городская Ритуальная Служба
https://spbgorritual.ru/images/logo.png
8 (812) 500-35-77
132
149